TSU logo Conference logo Zoomuseum logo
Biology Institute logo logo
Zoology Department logo logo

 

Instagram

Популяционная экология – 2016

 

Приветствие конференции

 

И вот прошло каких-то десять лет.

В объектах? Нет, никто не усомнился,

Но мир-то очень сильно изменился,

И захотелось вновь найти ответ.

 

Осмыслить, разобраться и понять,

Как, выбравшись из грязи и бараков,

Там доросли до однополых браков

И даже стало модно пол менять?

 

У нас же кризис, санкции, реформы.

Страна уже, почти что, в изоляции.

Порушены все правила и нормы,

А что же происходит в популяциях?

 

У них там стало хуже или лучше?

Как пережили эти преференции?

Чтоб не гадать нам на кофейной гуще,

Мы и созвали нашу конференцию.

 

Какие здесь ученые собрались,

Чтоб обсудить все это всесторонне!

И как бы в министерствах ни старались,

Пожалуй, рано нас еще хоронят.

 

 Пленарные доклады. Первый день. 11.10

 

День первый. Вот пленарные доклады!

О популяциях со всех сторон!

Мы, наконец, узнаем, что им надо,

Чтобы помочь, не нанося урон.

 

Как им в процессе всей эксплуатации,

Не дожидаясь лучших перемен,

Добиться наивысшей адаптации?

Где механизм? В чем этот феномен?

 

К примеру, как на них влияет климат

В естественной и городской среде?

Хоть череп не один до блеска вымыт,

Но признаки находят не везде.

 

Что часто происходит, что не часто?

Как переносит это организм?

В генетике ландшафтной или частной

Мы обнаружим весь полиморфизм?

 

Влиянье нарастает год от года

Везде, во всех ландшафтах многих стран.

Как нужно было довести природу,

Чтоб лемминги бросались в океан!

 

Как оценить нам эту динамичность?

Ведь все живут, чего-нибудь жуя:

У мышевидных есть своя цикличность,

У тех, кто ими кушает, – своя!

 

И хищников тех с каждым годом больше.

Мы даже их воздействие нашли

На всех полевок-экономок Польши,

Что до самоубийства не дошли.

 

***

 

Полевки нарушают все градации,

Мы это в разных группах посмотрели:

Сезонные когорты, генерации,

Что в половом аспекте не созрели.

 

Путь выживания бывает разный,

Особенно, когда зима придет,

И тот процесс сугубо монофазный,

То все поумирают в первый год.

 

А засуха с бескормицей сольются

На много лет, ведь всё случиться может,

По сути, прекратится эволюция,

Стратегия полевкам не поможет!

 

***

 

И сколько тут не натирай мозоли,

В простую лупу не видать ни зги.

Наночастицы и аэрозоли

Животным позабили все мозги!

 

С дыханьем проникают! Вот ведь новость!

Частицам этим трудно помешать.

Чтоб не пускать их в носовую полость,

Сегодня лучше вовсе не дышать.

 

Ведь все равно под этим нано прессом,

Пусть даже не наступит вечный сон,

Любым мозгам грозит от гранул стресса

Альцгеймер и, конечно, Паркинсон.

 

***

 

Всем размножаться надо и не боле!

Хоть в городе, хоть в поле, что гадать?

Ведь, если мы уже в сигнальном поле,

То до потомства тут рукой подать.

 

Давайте это разберем в реальности:

Вот звуки, их разносит далеко.

Добавьте запах, экскремент, модальности,

Тогда контакт произойдет легко.

 

Пометить всё! Не стоит отвлекаться.

И сразу перейти к коммуникации.

Ведь тот, кто будет меток тех стесняться,

Обычно остается в изоляции.

 

Не зря же есть сигнальные поля,

Пора открыть носы, глаза и уши,

И для науки, и потомства для

Всем, кто на небе, в море и на суше!

 

***

 

И как бы всех по миру не крошило,

Нам есть, чем в этой жизни дорожить,

Ведь доказал же академик Шилов –

Без популяций точно не прожить!

 

Второй день. 12.10

 

Хоть грызуны, лягушки или птахи.

Не сможешь приспособиться? Слабак!

От средиземноморской черепахи

До всех бездомных, брошенных собак.

 

Ведь если вид заметно нетипичен

В своем экологическом пути,

Среди фенотипических различий,

Так важно генетических найти.

 

Допустим, рысь: где мех длиннее, гуще?

Какого он окраса, этот мех?

Похоже, рыси Беловежской пущи

Серьезно отличаются от всех.

 

Иль, скажем, птицы: поведенье, песня,

Как с этим здесь у нас, как там у них?

А что еще гораздо интересней,

Нам мало показателей одних

 

Про численность, про гнезда и про яйца.

А вдруг по генам новый вид открыл?

Но рано растопыривать нам пальцы,

Пока что материал не удивил.

 

Пока по генам этим мало проку,

Хоть опытным площадкам несть числа,

Сорока, та и в Австрии – сорока!

И до подвидов все ж не доросла.

 

А если взять леса и древостои

В пределах разных ярусных границ,

Казалось бы, условие простое –

К ним насекомых привязать и птиц.

 

Ну, с птицами процесс давно знакомый:

Кто в дуплах, кто на ветках, кто в кустах.

Совсем иная связь у насекомых –

Всё время лезут в разные места!

 

***

 

Как нелегко им жить! Вообрази-ка,

Куда не плюнь – какой-то паразит.

Или, допустим, этот – вирус Зика,

Он все-таки кому-нибудь грозит?

 

Да что там Зика? Страхи и мытарства,

Угрозы для больших народных масс.

Хоть вирусы живут отдельным царством,

Но каждый год сполна имеют нас.

 

От них страдают сотни миллионов.

Не защититься от таких вещей,

Хоть в Африке, в любых природных зонах –

Укусы насекомых и клещей.

 

И от туристов – прочь и без оглядки!

Укрыться, будто в шторм или грозу.

Из южных стран любые лихорадки

Они нам специально привезут.

 

И сколько бы природа не манила,

Прививку не поставил? Не реви,

Ведь лихорадка Западного Нила

Считайте, что у вас уже в крови.

 

Страдают все – рабочие, элита,

Сибирский регион по полной влип:

Среди родного нам энцефалита

Теперь дальневосточный генотип.

 

И сколько бы ни пели мы осанну

Значению больших научных дел,

Все эти Зики, Денги, Пуассаны

Творят здесь настоящий беспредел!

 

***

 

Что нужно нам усвоить обязательно,

Чтоб успокоить этот страх и нерв?

Обменные энергопоказатели –

Вот наш метаболический резерв!

 

Как двигателю у автомобиля

Нужна отдача в топливном замесе,

Так мы и наших грызунов гнобили

В той гелиево-кислородной смеси.

 

Среди условий жестких, экстремальных,

Что даже корм давался не родной,

Обмен всегда бывает максимальный,

Поскольку не спасает основной.

 

И тут вообще не стоит сомневаться,

Фиксировали это мы не раз:

Все грызуны поддерживать стремятся

Температурный свой гомеостаз!

 

Не жалуясь, как люди, на простату,

Ведь грызунам же некого винить,

Они смогли репродуктивный статус

В условиях неволи сохранить!

 

Причем, обмен у них все выше, выше,

Животные корма ли, зерновые,

И все экологические ниши,

Как правило, семейно-групповые.

 

И для конфликтов есть у них мишени.

Но если проследить за хомячками,

Не видно социальных отношений,

Когда они сидят под колпачками.

 

А долго так партнера не находят,

И в гипоксии все, в конце концов,

Тогда, как у людей, все происходит –

Конфликты исключительно с самцом!

 

***

 

Неважно то, в Европе или в Азии

Без разных там язвительных гримас,

Спасенье – в половом разнообразии,

Динамике количества и масс.

 

Ведь даже эти, скальные полевки,

Какой на скалах корм, какой уют?

Не просто так встречались на зимовке,

Они круглогодично там живут.

 

На всех хребтах, конкретно, не по слухам,

Не заселяют биотоп иной,

Всегда: с гобийской или с большеухой,

С тувинской или с плоскочерепной.

 

Они с оледененья в изоляции,

И потому мы вывод сделать можем,

Что даже черепов конфигурации

На всех других полевок не похожи.

 

Им не дадут добраться до инвазий

И как-то приспособиться в долине

Все филогенетические связи

На уровне митохондральных линий.

 

По генотипам различались строго

Все выборки! Статистика права.

Вот только жаль Ольхонскую немного,

Она же вымрет там, на островах.

 

Третий день. 13.10

 

Вот третий день. Наладилась погода.

Доклады – просто класс! На радость всем.

Ведь столько новых методов, подходов,

Что в терминах запутался совсем.

 

Но чувствуя научную истому,

Не принимайте за какой-то бзык,

Я записал, что понял, по-простому,

Переведя на бытовой язык.

 

Ну, с популяциями все понятно,

Без всяких споров и ненужных сцен.

В синэкологии, все очень внятно,

Когда мы изучаем таксоцен.

 

И чтобы, где бы там ни говорили,

Но если разобраться, в самом деле,

В геометрической морфометрии

Двухуровневые всегда модели.

 

Пример: полевки вместе обитают,

Ресурсы есть – и, значит не враги.

Когда ж ресурсов этих не хватает,

Тогда одни живут за счет других.

 

Но вот с урбанизацией, однако,

Мы видим эволюции размах.

Проверено все это на собаках,

По методу три Д на черепах.

 

Центроид в схемах мы реализуем,

Покрутим черепа и так, и так,

Когда ж собак мы не стерилизуем,

Везде морфообразие собак!

 

По черепам вопрос давно решенный.

А по зубам сравнить, в конце концов?

Когда переселили слепушонок,

Что с челюстями самок и самцов?

 

Те, что с югов на север поселили,

Все сдохли. Ну, а кто там не помрет?

У северян, что на югах пожили,

Вся челюсть сильно выперла вперед.

 

По численности вот, что занимательно,

Хоть на Урале, хоть и на Тунгуске,

С элиминацией не избирательной,

Сперва набег, потом перезагрузка.

 

Когда же ядом жахнешь по головке,

Дератизаций нужно ж проводить,

То слабые те красные полевки,

Способны сильных рыжих победить!

 

***

 

У крупных млеков есть свои элиты,

Что генетически сильны пока.

Доказано на микросателлитах

И митохондриальных ДНК.

 

И тут вопрос совсем не риторический:

У видов, что не ведают границ,

Как от динамики демографической,

Шагнуть до управленья единиц?

 

Когда все их маркеры, гаплотипы

На карту ареалов занести,

То дерево получится! Не липа,

Еще б понять, кого из них спасти?

 

Вот северный олень. Есть популяции.

Но мы считаем, среди всех идей,

Что в Азии его доместикация

Произошла задолго до людей.

 

А значит, в их природных поселениях,

Где носятся олении стада,

Средь диких, не прирученных оленей,

Домашние встречаются всегда!

 

***

 

Чтоб всю методологию понять,

Чтоб не было средь нас не нужных споров,

Чтоб знать, что, чем и сколько измерять,

Мы, наконец, добрались до приборов.

 

Ведь здорово – в луга, в леса и в горы,

Чтоб все процессы точно понимать,

С собою брать удобные приборы

И прямо в поле данные снимать.

 

В них малый вес, не надрывать живот,

И не боятся ни воды, ни грязи.

Но слепушонка под землей живет,

Туда приборы наши не пролазят.

 

Пихать их дальше вовсе нет резона нам,

И чтобы вся наука не хотела,

Как выяснить зависимость сезонную

Активности с температурой тела?

 

Вольеры! Выход, все-таки, один.

Эксперименты лихо покатились.

Когда ж ввели им норадреналин,

Реакции, по сути, прекратились.

 

Вообще, какой им датчик ни воткни,

Температура тела не спадает,

И, значит, вывод, что зимой они,

Конечно, в эту спячку не впадают!

 

Другой есть вывод, не для похвалы,

Пусть даже он покажется не скромным:

Хотя запасы на зиму малы,

Но жрут они их очень экономно.

 

Конечно, есть свои метаморфозы.

Вот их мы измеряли не везде,

У водяных полевок, под наркозом,

Что не успели спрятаться в воде.

 

А что для нас особо поразительно,

У крыс вообще реакция проста:

Когда термогенез не сократительный,

Тепло идет с поверхности хвоста!

 

***

 

Другой аспект. И тоже с убеждением,

Что для науки вовсе нет границ.

Чтоб изучать структуру поведения,

Куда б еще загнать мышей и птиц?

 

Есть индивидуальность, без сомнения!

Не вырубить все факты топором.

Но вот случайны эти отклонения

Иль это поведенческий синдром?

 

Вот лошади по-разному гарцуют,

И птицы, если здесь, не в облаках,

По-разному, когда мы их кольцуем,

Клюются и брыкаются в руках.

 

И агрессивны, даже не на ветке,

А почему, простой ответ найдешь:

Ты посиди, как птица, в этой клетке,

Так сам, на кого хочешь, нападешь!

 

Ну, вот, к примеру, факты по синицам,

Мы это наблюдали каждый день:

Есть быстрые летающие птицы,

Есть медленные, если прыгать лень.

 

А что приводит к этой перемене,

Чтоб так носиться, только лишь лови?

Рецептор есть, мутирующий в гене,

Гормоны разгоняются в крови.

 

У всех синиц, чуть меньше или больше,

Как у людей, не надо ждать свистка:

Быстры всегда партнеры и партнерши,

Когда соседей плотность высока.

 

У них все, как у нас, я прям дурею,

Особенно запало в душу мне –

Чем среди тех синиц самец быстрее,

Тем больше всех детей на стороне!

 

В финале я вообще дошел до точки,

Дослушав до конца весь этот труд,

Да хоть вдвоем, да хоть поодиночке –

Самцы зимою чаще самок мрут!

 

***

 

Все в экологии пути открыты!

Как нам науку эту не любить,

Что, даже изучая паразитов,

Суметь и про хозяев не забыть.

 

В надежной связке, пусть не эрогенной,

В хозяевах и дом их, и уют,

По вертикальной передаче генов

Те паразиты расы создают.

 

Так что хозяин может измениться,

Хоть в расу превратиться, хоть вообще.

К примеру, отличаются ночницы

По признакам гамазовых клещей.

 

Мы этот факт установили точно:

Пока хозяин тот еще живой,

У западных ночниц и у восточных,

Весь комплекс паразитов только свой!

 

Другой пример, что тоже стало новостью,

И ты его никак не обойдешь –

Что паразитов бореальной области

У леммингов и в Арктике найдешь.

 

И это тоже факты, не наброски.

Доказано наукой, хоть убей,

Что даже канюков галапагосских

Позаселили вши от голубей!

 

А эта новость – точно революция,

И тут ты хоть запейся, хоть пляши:

Ничуть не меньший фактор эволюции

Сегодня – человеческие вши!

 

Приводятся еще такие факты,

И тут наука точно говорит:

У наций, где живет хеликобактер,

Что в перспективе? Язвы и гастрит!

 

А значит, успокаиваться рано,

Пора понять связующую нить,

И паразитов защитить охраной,

Чтоб их хозяев все же сохранить.

 

А что до переносов и миграций,

Чтоб в выводах от печки танцевать?

Всех паразитов, надо постараться,

Как перелетных птиц – окольцевать!

 

***

 

И на закуску, просто и без чванства,

Такой вот необычный переход,

Мы разберем Эвклидово пространство

И весь геометрический подход.

 

Есть в этом смысле важные моменты,

Не просто там по числам променад,

А построенье главной компоненты

До матриц и систем координат.

 

Давно пора заняться моделированием,

Чтоб понял это, наконец, народ,

В формате многомерного шкалирования,

Осуществив в пространстве поворот.

 

Ведь признаков же тысячи в природе,

Объектов – тех не меньше, так сказать.

И лишь в геометрическом подходе,

Мы можем все в структуру увязать.

 

Все населенье птиц, сообществ пары.

И я считал их из последних сил,

Все сравнивал по индексу Жаккара,

Но чтобы так!.. Да, боже упаси!

 

Сегодня ж я как заново родился,

Хоть много монографий прочитал,

И тридцать лет назад, как защитился,

Сейчас лишь понял – что и как считал!

 

***

 

Так удивляй докладами, проспектами,

Пускай науке выделили грош.

Но мы-то так уже срослись с объектами,

Что кому лучше, и не разберешь.

 

И чтобы нас общественность узнала,

Я поспешу, традиции храня,

Поздравить конференцию с финалом!

Ведь выжили же все четыре дня!

 

И в свете этих радостных событий,

Не подчеркнуть я это не могу,

Вновь через 10 лет, как ни крутите,

Всех приглашаем в Томск и в ТГУ!

 

11–13 октября 2016 г.

Записал и оформил Сергей Гуреев (Томск).